Перспективы развития российского Заполярья в контексте растущей геополитической значимости Арктики

Открываем новый цикл материалов, посвященных рассмотрению актуальных вопросов управления арктическими территориями и анализу ключевых мотивов возрастающего интереса мирового сообщества к Арктике. В рамках данной серии публикаций мы постараемся подробно рассмотреть основные направления и ключевые приоритеты арктической политики как России, так и прочих полярных держав, а также понять направленность их национальных арктических стратегий. В сегодняшнем материале предлагаем проанализировать причины все возрастающей геополитической значимости Арктики и кратко охарактеризуем вектор российской государственной политики за минувшее десятилетие. В последующих публикациях будут более детально рассмотрены концептуальные основы российской государственной политики на арктическом направлении, основные направления арктической политики иностранных государств и проанализированы источники глобальных интересов мирового сообщества в Арктическом регионе…

Арктика, долгое время остававшаяся вне сферы интересов большинства мировых держав, в последнее время все чаще становится приоритетным объектом мирового общественно-политического дискурса. Зависимость ведущих экономик мира от топливно-энергетических ресурсов, которая в обозримом будущем будет только сохраняться, обусловила возрастание интереса к этому региону, где, по некоторым оценкам, сосредоточено около четверти мировых запасов углеводородного сырья. Колоссальный углеводородный потенциал Арктики имеет особую значимость в условиях сокращения мировых запасов углеводородного сырья, которых при нынешних объемах добычи, по прогнозам экспертов, хватит не более чем на 50 лет. При этом углеводороды – не единственный ресурс Арктики. Здесь также находятся значительные запасы других полезных ископаемых (золота, алмазов, никеля, меди, угля, железа и др.), биоресурсов и почти пятая часть мировых запасов пресной воды. Кроме того, Арктика имеет важнейшее транзитное и военно-стратегическое значение – здесь проходят кратчайшие трансконтинентальные морские и воздушные маршруты, а также находятся удобные позиции для размещения систем ПРО и старта баллистических ракет.

За десятилетнюю историю новейшей российской государственной политики в Арктической зоне ключевым ее приоритетом остается освоение природных ресурсов Арктики в целях обеспечения развития остальной части страны. Отличие арктического вектора развития России от зарубежных составляет, фактически, отсутствие социальной составляющей: основными акторами реализации ресурсной арктической политики России являются госкорпорации и вертикально-интегрированные компании, преследующие главным образом цель извлечения экономической выгоды от эксплуатации арктических природных ресурсов, минующей арктические территории.

Сегодня в России при координирующей роли Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики, Проектного Офиса Развития Арктики, а также экспертного сообщества и населения ведется разработка новой Стратегии развития Арктической зоны до 2035 года.

Арктические регионы принимают в этом проекте активное участие: отрасли социальной сферы, транспортное сообщение, традиционное природопользование, туризм становятся актуальными предметами обсуждения арктических регионов.

Основное отличие российской модели управления Арктической зоной от любой из зарубежных заключается, прежде всего, в приоритете эксплуатации природных ресурсов на основе создания оптимальной конфигурации главных факторов индустриального производства, в то время как политика иностранных северных стран направлена, в первую очередь, на устойчивое развитие арктических территорий и достижение их социальной устойчивости на основе всестороннего развития коренных арктических народов.

В этих условиях представляется, что Москве целесообразно приступить к реализации такой модели устойчивого развития арктических территорий, в качестве основных элементов которой будут выступать как рациональное природо- и ресурсопользование Арктической зоны, ограничение негативного воздействия на окружающую среду и сохранение биоразнообразия арктических территорий, так и переориентация социальной политики с односторонне ориентированной поддержки коренных малочисленных народов Севера на помощь проживающему в Арктике местному российскому населению с повышением качества, условий и уровня жизни, а также активизация международного арктического сотрудничества на всех уровнях, муниципальном, региональном и глобальном.