Вторник, сентября 18, 2018

Бурный бизнес польского подполья в разгар Второй мировой

У нас, увы, плохо представляют, какой «гигантский» вклад в Победу внесли герои польского Сопротивления. О том, как напряженно «боролись» они  с гитлеровской Германией можно прочитать, например, в «Записках молодого варшавянина» польского писателя Ежи Ставинского.
Его герой – Юрек – в 1943 году трудится в налоговом управлении. Устроился он туда, поскольку управление находится рядом с его домом. Очень удобно: сбегал утром на работу, расписался в табельной книге и домой – завтрак не ждёт...

Не только поэтому, конечно, выбрал он налоговое управление местом своей борьбы. Очень уж доходное место. Пришлось, конечно, для трудоустройства взятку дать тамошнему начальнику. Но затраты быстро окупились и героический подпольщик жил очень неплохо: «Завтрак, приготовленный бабушкой, составляли хлеб, ветчина, масло и кофе – правда, ячменный, но с молоком и сахаром».
О борьбе с оккупантами Юрек  никогда не забывает. Он отважно слушает по радио о том, что русские Смоленск освободили, а англичане немецкие города бомбили. Потом героически пересказывает эти новости сослуживцу, моральный дух соплеменников поддерживает. Вредит он оккупантам изо всех сил,  тяжёлый экономический ущерб им наносит самыми разными способами.
Электроэнергией можно пользоваться лишь два часа в сутки. Но специалист за умеренную плату подключил квартиру Юрека к уличной сети. Всё это не просто так делается, не для личных нужд, а по высоким патриотическим соображениям: «Чем больше мы украдём электричества на личные нужды, тем меньше его останется немцам для их преступных целей». Самопожертвование поляков просто зашкаливает; из тех же высоких соображений большинство пассажиров в трамваях «зайцами» ездят.
Позавтракав, Юрек решает снова на работу сходить и с нацизмом всласть побороться. Его там пан Кобленок навещает, липовый «инвалид войны», владелец патента на торговлю сигаретами. Получает их по официально установленной цене, а продаёт по рыночной, раз в десять дороже. Доля Юрека – сигареты на 600 злотых, за которые он платит только 60. Попутно он объясняет коллеге свои высокие побудительные мотивы: «Я стараюсь, чтобы немцам досталось как можно меньше, и таким образом борюсь за независимость».
Затем отважный подпольщик отправляется дань собирать с других клиентов, продолжая неутомимо сражаться за свободу Польши.
С пана Якубовича Юрек получает уже 20 тысяч злотых. Было за что – Якубович получил в декабре 1942 года из Германии эшелон стройматериалов, по официальной цене 500 тысяч злотых. Рыночная цена была «несколько» выше, и Якубович заработал, по меньшей мере, миллион злотых. Он тоже боролся с немцами, только в «особо крупных размерах».
Потом Юрек идёт проверять ларёк некой торговки. С неё он получил не деньгами, а чаркой самогона, который показался особенно мерзким после хорошего коньяка, выпитого у Якубовича.
Немножко придя в себя, он отправляется на встречу с членами своей подпольной группы, которую создал еще в 1940 году. Группа напряжённо борется с немцами, старательно играя в настоящую армию с помощью «всех этих «смирно», «вольно», «разрешите доложить», и прочее; ими бравировали самые молодые, для них это было лишним доказательством верности отчизне и внутренней свободы».
Мысль проявить верность отчизне, пустив немецкий эшелон под откос или взорвав какой-нибудь промышленный объект, пострелять в немцев, героям даже в голову не приходит; ведь они не москали какие-нибудь с их дикими, варварскими представлениями о войне в тылу врага. А вдруг эшелон Якубовичу товар везёт, с которого командир Юрек хорошие деньги получает?
У отважных подпольщиков другие заботы, посерьёзнее глупых диверсий и пальбы. Вот, у них куда-то пропал Альбин, изготовитель передатчиков. Несмотря на то, что подпольщики ему зарплату платили, он нуждался в деньгах. Его подруга Кшися поскандалила с родителями и ей необходимо было квартиру снять, а это дорогое удовольствие. Посему Альбин делал передатчики и продавал их на чёрном рынке. Ему предложили супервыгодный заказ – пообещали по 10 тысяч злотых за передатчик, который на самом деле стоил в два с половиной раза меньше. Но в процессе осуществления этого гешефта он пропал…
Описание боевых будней польского подпольщика очень напоминает то ли учебник по бухгалтерскому делу, то ли сборник статей об экономических преступлениях. Но ведь у каждого был свой фронт борьбы – кому Смоленск брать, а кому с Якубовича злотые получать…

Новость дня

Разведчик Ил-20 был сбит при атаке израильской авиации и пусках французских ракет



Вечером 17 сентября в Сирии над акваторией Средиземного моря была потеряна связь с экипажем российского самолета-разведчика Ил-20.
Проводится поисково-спасательная операция.

Подробнее...

Заметки народного политолога

А в Солсбери все травятся и травятся…

Прочитал я очередное сообщение из многострадального города Солсбери и понял, как можно пополнить бюджет нашего села, а заодно и ГРУ, для чего написал главному начальнику военной разведки большое письмо. Пересказываю его тезисно, дабы не было утечки информации.

Подробнее...
Дуэль



Россия бурлит: начальник всея Росгвардии генерал Золотов вызвал на дуэль оппозиционера Навального, предоставив тому право выбора оружия.
На высоте, как всегда, оказался и пресс-секретарь Песков, сказав, что глава Росгвардии не согласовывал с Кремлём этот вопрос. Играй Песков в КВН, он бы знатный аплодисмент сорвал.
Нет, дуэль дело серьёзное, и пускать это на самотёк нельзя. Эдак все кадры перестрелять можно: и власть обезглавится, и оппозиция без вождей зачахнет…

Подробнее...
Хитрецы



Ну вот, вновь прозвучало изрядно подзабытое: «Кто не скачет, тот москаль!» На сей раз в Белоруссии, во время матча Белоруссия – Сан-Марино. Скакуны были юные. Потом они подожгли файеры...
Сообщили об этом многие государственные издания. Отметился даже министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей: «Не думаю, что Россия хотела бы организовать в Беларуси что-то подобное украинскому сценарию… Это не в их интересах…»

Подробнее...
Пахомыч и пенсионная реформа



Наш конюх Пахомыч в последнее время вёл себя странно. В общественных мероприятиях не участвовал, на собрания в сельсовет не ходил, пенсионную реформу не обсуждал.
Он всё время какие-то книжки читал, был мрачен. Даже не пил ничего (это продавщица сельпо Люська под присягой подтвердить может)…
А вот после обращения президента к «гражданам и гражданкам» Пахомыч про пенсионную реформу высказался.

Подробнее...
Яндекс.Метрика