Четверг, февраля 21, 2019

История одной дипломатической «загогулины»

Нынешний малопонятный (и оттого подозрительный) «переговорный процесс» по Курильским островам всё больше становится объектом общественного внимания. Причём, в тональности типа «никогда такого не было - и вот опять...»  
Поэтому надо сказать честно: было уже такое. Примерно сто лет назад. И даже некоторые параллели просматриваются...
После того, как в октябре 1922 года красные вошли во Владивосток, завершив тем самым гражданскую войну, на Дальнем Востоке перипетии, с ней связанные, на этом не закончились.

Дело в том, что японцы в 1918 году под шумок оккупировали северную часть острова Сахалин, и выпроводить их оттуда силой у Советской России не было никакой возможности. Поэтому о перспективах отношений с Японией после войны Ленин в ноябре 1922 года в последнем своем публичном выступлении говорил крайне витиевато:
«И вот, взятие Владивостока показало нам… всеобщее стремление… к нашим завоеваниям. И здесь, и там – РСФСР. Это стремление избавило нас и от врагов гражданских, и от врагов внешних, которые наступали на нас. Я говорю о Японии…»
То есть, вроде как, сочувствие народных масс избавило большевиков даже от внешнего врага в лице Японии, - которая, впрочем, продолжает оккупировать часть территории РСФСР, - но напоминать об этом слушателям Ленин не хочет. Вот такая дипломатическая загогулина получается.
И что же с ней делать? Вопрос интересный, поскольку уже в декабре 1922 года вождь перенес инсульт и фактически отошёл от руководства страной. Сахалинский узел предстояло распутывать его потенциальным преемникам, среди коих фаворитом в ту пору считался Лев Троцкий.
В Токио «держали руку на пульсе» и делали Москве тонкие намеки. Уже 17 января 1923 года заведующий Восточным отделом Наркомата иностранных дел Лев Карахан докладывал в Политбюро о том, что японцы не прочь выкупить северную половину острова:
«Японское правительство и милитаристы не потеряли ещё надежды, что в той или иной форме им удастся закрепить за собой Северный Сахалин… Вопрос о Северном Сахалине ставится сам по себе и в плоскость простой покупки его Японией в собственность…»
Сами японцы прямо об этом говорить не желали, а предпочитали провернуть сделку втихую. Карахан писал об этом:
«Японское правительство несколько раз зондировало нас в Пекине о возможности возобновления переговоров и о тех условиях, на которые мы готовы были бы теперь пойти. В декабре месяце к т. Иоффе обратился представитель русско-японской ассоциации с предложением поехать в Японию под видом лечения с тем, чтобы использовать пребывание в Японии для предварительных переговоров о том, как выйти из создавшегося после разрыва в Дайрене положения и сговориться об условиях, на которых русско-японские переговоры могли быть возобновлены …»
Сам Карахан от идеи такой закулисной миссии Иоффе был не в восторге, поскольку считал распродажу территорий России делом недопустимым. Однако 1 февраля 1923 года Политбюро, в котором в тот момент главным был Троцкий, решило иначе: пусть Иоффе съездит в Японию и ознакомится с перспективами, а Лев Давидович даст ему соответствующие инструкции. Такие инструкции не замедлили появиться уже 2 февраля:
«Запутанное положение в Европе не исключает опасности того, что мы можем подвергнуться новой блокаде с Запада. При таком положении дальневосточный путь и отношения с Японией получили бы для нас очень крупное значение. В частности, в случае, если бы агрессивная политика европейского империализма поставила нас в более или менее близком будущем перед опасностью новой войны, для нас имела бы большое значение возможность получить из Японии оружие, особенно винтовки и патроны русского или японского образца. В свое время японские дипломаты говорили о намерении купить у нас северную половину Сахалина и называли даже сумму (100-150 млн иен). Было бы полезно, если бы Вы в форме, Вас ничем не связывающей, проверили, насколько серьезны и реальны намерения японского правительства на этот счет, думает ли оно уплатить наличными (или товарами) или же намерено списать соответственную сумму с наших так называемых долгов Японии?..»
Тут надо сделать небольшое отступление в сторону международной политики и столь любимой Львом Давидовичем мировой революции. Как раз в середине января 1923 года начал раскручиваться так называемый «Рурский конфликт», в ходе которого Франция и Бельгия оккупировали Рурский промышленный район в Германии чтобы выколотить из немцев репарации за Первую мировую. В результате германская промышленность оказалась парализованной; в стране стала стремительно раскручиваться инфляция... В общем, наметилась революционная ситуация, которую надо было только чуть-чуть подтолкнуть – проверенными революционными кадрами, оружием, деньгами... Но зато возрастала опасность ответных мер со стороны Запада. И что делать?
Да понятно, что! «Почти гениальный» Троцкий намеревался таким манером заручиться поддержкой японских милитаристов против британских империалистов.
Ну и каков был результат миссии Иоффе? Да такой, как и ожидалось: намерения японцев о покупке Сахалина оказались вполне серьёзными, и в мае 1923 года Политбюро поставило вопрос о предстоящей сделке в практическую плоскость:
«Сообщить т. Иоффе, что Политбюро не возражает против дальнейшего ведения переговоров в направлении продажи о. Сахалина, причём сумму в миллиард считать минимальной, это предложение должно быть вначале сделано т. Иоффе с тем, чтобы он имел возможность запросить свое правительство. Сумма должна быть внесена или вся, или в размере 9/10 её наличными, причём на эти суммы не могут быть обращены никакие расчеты между Японией и Россией…»
Оно конечно: «миллиард как минимум» – это вам не сто миллионов. Но, во-первых, лиха беда начало, а во-вторых, как же можно что-то продавать, не поторговавшись как следует? Тем более, что созданная по этому случаю комиссия Политбюро «для определения экономической и стратегической ценности о. Сахалина» рассматривала варианты и постепенной сдачи северной части острова, - в том числе через «долгосрочную аренду», «совместное использование» и прочие хитрости. Ну, и как? Ничего не напоминает? Например, про совместное освоение Курильских островов, японские инвестиции, совместные японо-российские предприятия…
Однако в 1923 году не срослось. Пока шли переговоры и обсуждались варианты, ситуация опять изменилась. Революция в Германии как-то застопорилась, а потом и вовсе не состоялась; позиции «Льва Революции» в Политбюро пошатнулись, да и на Дальнем Востоке подули другие ветры: «главные враги» (по мнению Троцкого) в лице Англии и США после завершения «Рурского кризиса» начали нервничать уже по поводу чересчур наглого поведения Японии и стали прямым текстом требовать от Токио убраться с Северного Сахалина.
В результате проект с полной продажей острова был сперва положен под сукно, а потом и вовсе забыт. Избавившись от опеки Троцкого, советские дипломаты осмелели и добились-таки в мае 1925 года от Японии отказа от всех сахалинских проектов и эвакуации императорских войск с северной части острова.  
Вот только вопрос: сможет ли наша дипломатия почти сто лет спустя так же изменить линию поведения «внешнеполитических гениев»?

Новости дня

В Москве сорвали показ фильма-провокации о блокадном Ленинграде

Общество «Международный мемориал» пыталось организовать в Москве показ фильма режиссёра Алексея Красовского «Праздник», оскорбляющий память жертв ленинградской блокады. Но группа протестующих активистов сорвала это мероприятие.

Подробнее...
Ракеты С-400 не доплыли до Китая, их пришлось уничтожить

По заявлению главы «Ростеха» Чемезова, по вине перевозчика были потеряны ракеты, предназначенные для поставленных в Китай ЗРК С-400. Сумма убытков составила 11 миллиардов рублей.
Для перевозки ракет в Китай были зафрахтованы суда, принадлежащие петербургскому морскому агентству «Балтик Транс-порт». Одно из них попало в шторм в Ла-Манше; повреждённые водой ракеты пришлось уничтожить.

Подробнее...
В послании президента Путина Федеральному собранию прозвучали новые ноты

Лишь пятая часть обращения президента Путина Федеральному собранию была посвящена внешнеполитическим проблемам; всё остальное время выступления отдано проблемам внутренним.
Главное в обращении президента - кто не хочет или не может работать, пусть уходит.

Подробнее...
Вышедший на свободу Владимир Квачков прокомментировал «дело Скрипалей»

Из мордовской колонии освобождён полковник ГРУ в отставке Владимир Квачков. Он прокомментировал скандал в британском Солсбери, в результате которого был отравлен (или якобы отравлен) его бывший коллега Сергей Скрипаль.
«Ничего реального там нет. Туфта, - сказал журналистам Квачков. - Это дело раскрутили внешние паразиты, которым нужно было укусить, обгадить Россию…»

Подробнее...

Заметки народного политолога

«Унтер-офицерский вдовец» опять себя высек

Очередным литературным «открытием» побаловал публику «телеакадемик» Владимир Познер. Обратилась к нему с вопросом Кристина Аксакова, которая учится на художника:
«У нас на занятии возник вопрос, кто сейчас является героем своего времени. То есть художники во все времена изображали личность, героя, свойственного тому или иному периоду. Например, в первой половине XX века, как мне кажется, лицом времени Советского Союза был простой рабочий. В период Второй мировой войны, я думаю, общим героем был образ «Василия Тёркина»…
Познер ответил, щедро поделившись с девушкой своей «эрудицией»:

Подробнее...
Яндекс.Метрика