Воскресенье, мая 26, 2019

Полвека назад советские солдаты отбили атаку «Срединного царства»

В эти дни исполняется ровно 50 лет трагическим событиям на острове Даманский, что на реке Уссури. Здесь со 2 по 15 марта 1969 года случился вооружённый пограничный конфликт, который едва не перерос в полномасштабную советско-китайскую войну. Эта дата сегодня замалчивается нашими властями – видимо, исходя из дружественных отношений с Китаем. Однако это не означает, что помнить о Даманском не следует – хотя бы потому, что конфликт возник после многих лет примерно такой же советско-китайской дружбы...

Сегодня в нашей исторической науке популярна версия о том, что вождь КНР Мао Цзэдун разругался с Советским Союзом исключительно из-за разоблачения Никитой Хрущёвым культа личности Сталина. Мао якобы возмутился хрущёвской клеветой в адрес «великого вождя всех времён и народов», которого «великий кормчий» не просто почитал, но и боготворил  за то, что тот помог победить Гоминьдан в 1949 году. Вот поэтому, мол, сталинский коммунист Мао Цзэдун и решился на разрыв с Москвой.
На самом же деле всё упиралось не столько в вопросы идеологии, сколько в давнюю китайскую великодержавную психологию, которой следовали и следуют все китайские правители без исключения, независимо от политической окраски.
Согласно этой психологии, Китай является неким «Срединным царством», вокруг которого живут исключительно варвары или подданные этого царства. И задачей любого китайского правителя является воплощение этих взглядов в реальную  жизнь. Мао Цзэдун не стал исключением. Пока коммунистический Китай был слаб, он слушался старших товарищей из Советского Союза, особенно Сталина, которого откровенно боялся. Но когда тот умер, Мао принялся искать повод, дабы оторваться от СССР. Им как раз и стала речь Хрущёва на ХХ съезде КПСС...
Как известно, в 1950-е в КНР осуществлялась политика «большого скачка», призванная быстро вывести страну на передовые экономические позиции. Однако способы, которыми она воплощалось в жизнь (вроде строительства самодельных доменных печей в каждом крестьянском дворе или отстрела воробьёв, якобы вредящих сельскому хозяйству) привели не к процветанию, а к глубокому кризису. Чтобы избежать массового недовольства, Мао срочно выдумал внутренних и внешних врагов, которые мешают великому Китаю добиться успехов в развитии. Началась знаменитая «культурная революция», а если точнее – массовые репрессии против внутренних «врагов китайского народа».
Практически одновременно власти КНР стали провоцировать вооружённые конфликты из-за «несправедливых», по мнению Пекина, границ. Мао едва не затеял  войну с Тайванем, а в 1962 году части Народно-освободительной армии Китая (НОАК) вторглись на спорные территории с Индией. Потом начались провокации уже против нашей страны, которую китайцы объявили оплотом «буржуазного ревизионизма и оппортунизма».
По мнению Мао, Советский Союз был просто обязан вернуть Китаю все земли, где когда-то «ступило копыто коня Чингизхана», поскольку этот монгольский завоеватель эпохи средних веков был объявлен Пекином ... китайцем. После этого на советское приграничье ринулись хунвэйбины - молодые фанатики-приверженцы учения Мао. На Дальнем Востоке они устраивали демонстрации нашим пограничникам, требуя немедленно убраться с «исконно китайской территории». Вооружившись палками и лопатами, хунвэйбины нередко нападали на советских солдат, причиняя им тяжёлые травмы. Однако наши вели себя сдержанно, и фактически голыми руками выталкивали провокаторов на китайскую территорию...
В 1969 году китайцы пошли уже на прямую агрессию. Их целью стал остров Даманский. Цель была выбрана не случайно, и вот почему. Советский Союз всегда признавал несправедливость существующей советско-китайской речной границы, навязанной Поднебесной ещё  во времена Российской империи. Она проходила не по фарватеру дальневосточных рек (как это предусмотрено международным правом), а по китайскому берегу. В результате большинство островов на Амуре, Уссури и Аргуни оказались территорией СССР.
Москва сама предложила Пекину передать ему ряд спорных речных островов, включая Даманский. Никакого стратегического или хозяйственного значения они для СССР не имели, к тому же Даманский от советского берега находился в пятистах метрах, а от китайского - всего в двухстах…
Однако Мао не пожелал договариваться по-хорошему. Он решил взять остров силой. Видимо, «великий кормчий» хотел унизить Советский Союз, от которого Мао долго находился в политической и экономической зависимости, чего он лично простить не мог...
Что было дальше, хорошо известно. В ночь на 2 марта 1969 года около трёхсот бойцов НОАК тайно переправились на Даманский и укрепились на западной оконечности острова. Для их поддержки на китайском берегу Уссури были оборудованы позиции артиллерийской батареи, крупнокалиберных пулемётов и миномётов. Враг впервые с 22 июня 1941 года грубо нарушил наши границы...
Пограничники не заметили манёвров китайцев. Утром 2 марта наблюдатель одного из постов доложил командиру погранзаставы Нижне-Михайловка о том, что небольшая группа китайцев - человек 20-30 - вышла со своего берега и идёт по льду к Даманскому. Решив, что это обычная провокация, командир заставы старший лейтенант Илья Стрельников решил выдворить непрошенных гостей. Однако пограничники попали в хорошо подготовленную огневую  засаду. Практически вся застава во главе с командиром погибла в неравном бою, осталась только двигавшаяся в стороне группа младшего сержанта Юрия Бабанского, сумевшая занять жёсткую оборону.
«Через 20 минут боя, - вспоминал потом Бабанский, - из 12 ребят в живых осталось восемь, ещё через 15 – пять. Конечно, ещё можно было отойти, вернуться на заставу, дождаться подкрепления из отряда. Но нас охватила такая лютая злоба на этих сволочей, что в те минуты хотелось только одного – положить их как можно больше. За ребят, за себя, за эту вот пядь никому не нужной, но всё равно нашей земли..»
Сержанта с товарищами спасли пограничники с соседней заставы. Их командир старший лейтенант Виталий Бубенин услышал со стороны Даманского стрельбу и принял самостоятельное решение выдвинуться к острову. Офицер мгновенно оценил обстановку, перебросил своих бойцов к остаткам группы Бабанского, а сам на БТРе объехал вокруг острова, зашёл китайцам в тыл и открыл огонь из крупнокалиберного пулемёта. Тут же был уничтожен китайский командный пункт, после чего захватчики бросились бежать. К вечеру 2 марта Даманский был очищен от врага...
После обследования острова оказалось, что китайцы зверски расправились с раненными в начале боя советскими пограничниками. Вот выдержки из докладной записки начальника медицинской службы 57-го пограничного отряда:
«Медицинская комиссия тщательно обследовала всех погибших на острове Даманском пограничников и установила, что 19 раненых остались бы живы, потому что в ходе боя получили не смертельные ранения. Но их потом, по-фашистски, добивали ножами, штыками и прикладами. Об этом неопровержимо свидетельствуют резанные, колотые штыковые и огнестрельные раны...»
Некоторое время считался пропавшим без вести комсорг заставы ефрейтор Павел Акулов. Позже выяснилось, что он был ранен и попал в плен, где принял мученическую смерть. В середине апреля 1969 года китайцы передали его изуродованное тело на советскую территорию; на нём насчитали 28 штыковых и ножевых ранений...
Однако события на этом не закончились. Командование НОАК подтянуло подкрепления, и 15 марта атаковало Даманский силами трёх пехотных батальонов. Наши пограничники приняли фактически неравный бой. Дикость ситуации заключалась в том, что сосредоточенная в тылу 135-ая мотострелковая дивизия... не могла им помочь: Москва категорически запретила армии вмешиваться в «пограничный конфликт», поскольку это может спровоцировать Китай на полномасштабную войну. По всей видимости, Брежнев и его окружение все еще находились под впечатлением событий в Чехословакии 1968 года, которые сильно ударили по престижу СССР, а тут ещё конфликт с Китаем...   
В общем, наш МИД довольно вяло реагировал на происшествие 2 марта, последовало лишь несколько заявлений протеста по дипломатическим каналам, и на этом всё.
Днём 15 марта возле Даманского погиб начальник 57-го погранотряда полковник Демократ Леонов. Он пытался обойти китайцев на танке Т-62, но машина была подбита, а попытавшегося вылезти из верхнего люка полковника застрелил снайпер. К вечеру 15 марта пограничники с большим трудом удерживали лишь небольшой участок острова… И только в этот момент пришла, наконец, долгожданная помощь. Очевидно, кто-то в Москве спохватился и всё-таки отдал приказ военным дать китайцам отпор.
В 17:00 по приказу командующего войсками Дальневосточного военного округа генерал-лейтенанта Олега Лосика был открыт массированный огонь из  реактивных систем залпового огня (РСЗО) БМ-21 «Град». По свидетельству очевидцев, выстрелы «Градов» буквально перемешали китайцев с землёй. Досталось не только тем, кто был на острове. Реактивные снаряды смели вражеские части на несколько километров вглубь Китая. А потом в атаку пошли находившиеся на нашем берегу Уссури пограничники и бойцы мотострелкового батальона 199-го мотострелкового полка под общим командованием подполковника Смирнова, вышвырнувшие остатки китайских подразделений с залитого кровью острова… Боевые действия закончились.  
В боях за Даманский погибли 58 советских военнослужащих, 94 человека получили ранения. НОАК потеряла только убитыми свыше тысячи человек, более точные данные скрываются Пекином до сих пор. Но это не мешает китайцам считать события 1969 года своей победой - именно так они трактуются учебниками истории. Главный аргумент: Даманский в конце концов стал китайской территорией. И действительно, после конфликта китайцы пошли на мирные переговоры и получили этот остров в 1991 году. Теперь этот клочок земли соединен с китайским берегом дамбой и именуется Чжэньбаодао…
Возникает закономерный вопрос: за что же тогда отдали жизни наши пограничники, коль остров всё равно достался КНР? На это можно ответить следующее: остров всё равно предполагалось отдать, но руководство КНР хотело получить его ценой военного унижения Советского Союза. И если бы наши пограничники не стали сопротивляться и ушли без боя, это только разожгло бы агрессивные аппетиты Пекина. Но получив сильнейший отпор, китайцы были вынуждены не просто сесть за стол переговоров, но и принять все наши условия передачи острова. А советские солдаты отстояли международный престиж Советского Союза.
Нам же следует помнить, что «дружба» с китайцами может закончиться так же быстро и неожиданно, как и «дружба» советского времени. Потому что теории «Срединного царства» и «копыта коня Чингизхана» до сих пор являются основой китайской геополитики...

Заметки народного политолога

Прогноз поневоле

Сижу дома, пью чай с Гавриловной, - той, что в нашем храме образа протирает и свечки раздаёт. Заходит Ёлкин. И даже фуражки снять не успев, выпаливает:
- Сколько беженцев с Гуляй Поля наше село после выборов принять способно? С меня начальство сведений требует!
- Это, - говорю, - от милосердия нашего зависит. И опять же, от того, кто к нам хлынет. Ежели народ изнеженный, которому трусы с кружевами нужны – это одно, а ежели механизаторы да электрики – то другое.

Подробнее...
Яндекс.Метрика