Понедельник, мая 27, 2019

Когда и как Константинополь влез на Украину

Киевский правитель, трижды перебегавший из одной христианской деноминации в другую, решил сделать свою автокефальную церковь, независимую от Москвы. Он отправил послов в Константинополь, чтобы патриарх, в обход московского первосвятителя, сам даровал им независимость. И этот правитель угрожал войсками и насилием тем, кто её не примет.  
Вы думаете, это про современную Украину и президента Порошенко? Нет. Это про Литовское княжество и князя Витовта, то есть начало XV века.

Князь Витовт (сначала язычник, потом католик, потом православный, потом снова католик) собрал русских князей и епископов подвластных ему земель (условная Украина входила в состав литовского княжества) и заявил, что московский митрополит – это плохо, и теперь у них будет свой митрополит – это хорошо.
Ему пообещали гнев Божий, но это его не вразумило. Он отправил послов в Константинополь с требованием независимости от Москвы, но и там патриарх Евфимий ему отказал. Тогда Витовт приказал епископам подвластных ему земель рукоположить «филарета» – Григория Цамвлака в митрополита Киевского. Это и произошло в 1416 году.
Наказание Божие не заставило себя ждать. Киев был полностью сожжён очередным набегом татар, а все русские епископы отказались подчиняться Григорию, сохранив верность московскому первосвятителю Фотию. Григорий умер через три года, изгнанный с кафедры теми же, кто его ставил.
Но аттракцион продолжился спустя тридцать лет.
В 1439 году Константинопольский патриарх изменил православию и признал главенство римского папы на Ферраро-Флорентийском соборе. Вместе с ним на соборе был митрополит Московский Исидор – последний грек, который был прислан против воли русских епископов. Последний стал сначала униатом, а потом принял католичество и дослужился до кардинала.
У этого митрополита был любимый и во всем подобный ему ученик – Григорий Болгарин, который вместе с ним принял унию и тайно – католичество.
В Москве изменника-митрополита извергли вместе с учеником. Исидор бежал в Рим, Григорий отправился в Литву, где оказался очень кстати. Там был новый князь,  польский круль Казимир. Тот отправил изменника Григория Болгарина к другому изменнику – патриарху-униату Григорию Мамме в Константинополь, который с радостью посвятил еретика и униата Григория в киевские православные митрополиты, - совершенно не затрудняясь существованием канонического киевского митрополита.
Так появилось два Киевских митрополита – автокефальный православный Иона и еретик-униат Григорий. Именно с последнего и начинается эпоха константинопольского правления на Украине, о которой говорит сейчас патриарх Варфоломей.
Спустя недолгое время и Григорий Мамма, и Григорий Болгарин покаялись и приняли православие. Но вот вернуть похищенную Украину под омофор московского первосвятителя они «забыли». И «забывали» до 1686 года, когда киевский митрополит Лазарь Баранович и православные епископы (в числе коих был и чудотворец Феодосий Черниговский) стали просить Московского патриарха «взять их у Константинопольского патриарха». Это и произошло после длительных переговоров и согласований, с разрешения последнего, чего не в силах отрицать и новые историки американской выучки.
Нынешняя риторика патриарха Варфоломея, акцентирующая всеобщее внимание на 1686 году, как времени «хищничества Москвы» и кроткого страдания Константинополя, призвана отвлечь внимание от событий середины XV века. Чтобы никто не задал себе вопроса, каким образом Константинополь вообще оказался на Украине. А то ещё, чего доброго, для всех станет очевидно, что не Москва была хищником, а Константинополь двести лет распоряжался в чужой епархии…
Московский патриарх это терпел, и терпение это закончилось только тогда, когда  украинская церковь, вкусив стамбульской благодати досыта, стала об этом просить.  
Новое богословие и претензии константинопольского патриарха – это аттракцион неслыханной подлости.
Кстати, после избрания униата Григория Болгарина киевским митрополитом, независимым от Москвы, Киев опять сожгли татары. На этот раз крымские.

Заметки народного политолога

Прогноз поневоле

Сижу дома, пью чай с Гавриловной, - той, что в нашем храме образа протирает и свечки раздаёт. Заходит Ёлкин. И даже фуражки снять не успев, выпаливает:
- Сколько беженцев с Гуляй Поля наше село после выборов принять способно? С меня начальство сведений требует!
- Это, - говорю, - от милосердия нашего зависит. И опять же, от того, кто к нам хлынет. Ежели народ изнеженный, которому трусы с кружевами нужны – это одно, а ежели механизаторы да электрики – то другое.

Подробнее...
Яндекс.Метрика