Народный политолог - Стоит ли россиянам сожалеть о запрете "Мемориала"?
Вторник, мая 28, 2024

Ликвидация судом двух НКО-иноагентов, доставшихся стране в наследство от "перестройки", возмутила только крикливых либералов, прозападные медиа и страны "оси свободы и демократии" во главе с США

Пока Россия и ее граждане вовсю готовились к встрече Нового года, 28 декабря Верховный суд удовлетворил иск Генпрокуратуры о ликвидации признанного иноагентом историко-просветительского общества "Международный Мемориал" и связанных с ним структур. На следующий день аналогичный вердикт в отношении еще одного иноагента – правозащитного центра "Мемориал" – вынес Мосгорсуд. На заседаниях прокуроры, Минюст и Роскомнадзор говорили о том, что "мемориальцы" системно, умышленно и грубо нарушали закон, отказываясь маркировать свои материалы и скрывая внешние источники финансирования, формировали ложное представление о советском периоде истории, спекулируя на теме репрессий и искажая память о Великой Отечественной войне, а также негативно влияли на психическое состояние общества. В свою очередь адвокаты иноагентов настаивали, что претензии к ним неправомерны и политизированы, но суд их доводам не внял. В связи с решениями о ликвидации "последних осколков эпохи свободы, демократии и гласности" либеральная общественность и прозападные СМИ разразились проклятиями в адрес государства, "лишившего общество возможности узнать правду о своем прошлом" и "загоняющего страну в тоталитаризм". С осуждением закрытия "мемориалов" выступили ЕС, США, Великобритания, Канада и другие страны Запада, чьим интересам они преданно служили. Нервная реакция "заклятых друзей" России свидетельствует о правильности принятого решения, и остается лишь сожалеть, что оно не было принято раньше…

Созданный в разгар "перестройки" демократами первой волны "Мемориал" сделал себе имя на "правде о чудовищных репрессиях" в предвоенном СССР, чем немало способствовал дискредитации КПСС и развалу Союза.

Затем "мемориалов" стало два – один (который общество) сосредоточился на истории репрессий, второй (тот, что центр) занялся "правозащитной" деятельностью. Однако это был отнюдь не раскол, а размножение: обе структуры всегда орудовали действовали в тесной связке, обслуживая интересы "демократического" ельцинского режима, противопоставлявшего себя социалистическому строю, и его менторов из Вашингтона, Брюсселя и Лондона.

В 1990-е, когда в России шел процесс демонтажа наследия "эпохи тоталитаризма", в ходе которого изживалось и уничтожалось всё, что напоминало о величии советской державы, "мемориалы" выступали союзниками власти, которая им всячески благоволила.

Но уже в 2000-е ситуация стала меняться. Полагая, что выданная "первым всенародно избранным" индульгенция на представление прошлого страны исключительно в негативном свете (исключение делалось только для диссидентского движения) является бессрочной, "мемориальцы" продолжали настаивать на тотальной реабилитации всех "невинно пострадавших" при Сталине, вне зависимости от инкриминируемых им деяний, расследовали "преступления федералов" против кавказских сепаратистов, требовали покаяния за Катынь, "голодомор" и прочие "геноциды". Заодно они вовсю пеняли власти на то, что она все более вяло реагирует на их призывы и потихоньку перестает финансировать столь необходимую обществу "просветительскую и правозащитную деятельность".

Вот только тех, кто считал ее таковой, в стране становилось все меньше. Граждане после "лихих 1990-х" разочаровались в "идеалах свободы и демократии", едва не стоивших России суверенитета. Им претило представление о построенном их дедами и отцами государстве, победившем нацизм, как "адском Мордоре".

Людям хотелось найти опору в прошлом своей страны, но "мемориальцы" трактовали ее историю как нескончаемую летопись порабощений и тирании других народов, тотальных репрессий ("полстраны – сидело, другая половина – охраняла"), беззакония, унижений, попрания прав человека и прочих ужасов. Пантеон положительных персонажей составляли Сахаров, Солженицын, их собратья по диссидентскому движению и "невинные жертвы сталинского террора", в число которых "борцы за правду" включили и попавших под раздачу в 1937-38 "героев революции и гражданской войны", у которых самих руки были по локоть в крови, карателей, убийц и прочих пособников нацистов, а также лиц, получивших пусть суровое, но справедливое наказание за реальные уголовные преступления.

Немало вопросов вызывал и "правозащитный" аспект в деятельности "Мемориала". Профильный центр нисколько не возмущало ни преследование русских в "независимой" Ичкерии, на Украине, в Средней Азии и странах Балтии, ни мытарства соотечественников при получении российского гражданства, ни разгул криминальных группировок, подменяющих в ряде отдаленных уголков страны органы власти и измывающихся не только над населением, но и военными местных гарнизонов, ни проблемы домашнего насилия, ни преступления, совершаемые в России выходцами из бывших "братских республик", ни коррумпирование судов и органов власти диаспоральными мафиями.              

"Живущие не по лжи" никак не отреагировали на аутодафе в одесском Доме профсоюзов и иные зверства необандеровцев, зато громогласно осуждали "аннексию Крыма", "вторжение на Донбасс" и откровенно сочувствовали укро-нацикам из добробатов, называя их "мотивированными людьми, желающими защитить целостность страны".

"Мемориальцы" изо всех сил лепили образ "политических узников" карельскому педофилу Дмитриеву и мошеннику Навальному, помогали отстаивать свои права "трудолюбивым добропорядочным" мигрантам, возвышали голос в защиту коллег-иноагентов, радикальных исламистов, "свидетелей Иеговы", различных сектантов, "ущемляемых режимом" медиа-помоек, ЛГБТ-активистов, иных лиц и структур, действующих не на благо, а во вред России.

Лишившись госфинансирования, "мемориалы" плотно подсели на западные гранты, составлявшие основу их "рациона". Поступления от российских юридических и физических лиц в кассу "правозащитников" и "историков" в последние годы практически иссякли. Руководители НКО-иноагентов связывают это с "репрессивной политикой властей" в отношении потенциальных меценатов, однако это лукавство. Граждане России просто не хотят дотировать деятельность, идущую во вред их стране, а, значит, и им самим.

То, что десятилетиями тащили к нам "мемориальцы", это сугубо извне навязанный нарратив негативного восприятия своего прошлого и настоящего, позитивной дискриминации, демонтажа и подрыва традиционных ценностей. То есть идеи той ультра-либеральной революции, что сегодня происходит на Западе.  

Показательна реакция на ликвидацию "мемориалов" – никаких проявлений народного возмущения, массовых акций протеста, выходов на улицу с кричалками "Свободу Юрию Деточкину!" "Дайте нам правду о репрессиях!" или еще чего-то подобного. Только унылый утробный вой СМИ-иноагентов и их медиа-коллег, еще не удостоившихся этого "почетного статуса", вопли "Позор" в исполнении нескольких сотен ахеджаковых, ментально застрявших в 1990-х, и решительные протесты стран "мира свободы и демократии".

Хорошо, что 2022 год Россия встретила и проведет уже без "мемориалов" и их многочисленных "дочек". Впрочем, страна и народ точно ничего не потеряли, а скорее приобрели, если бы это произошло лет эдак на 20 пораньше…

 

Новости дня

Макрон стал первым за 24 года лидером Франции, совершившим официальный визит в Германию...
"Нас не догонят!" Запуск ракеты "Ангара-5В" с "Восточного" стал прекрасным подарком России ко Дню космонавтики
Московский бизнес-омбудсмен Татьяна Минеева переназначена на новый пятилетний срок. Почему это важно для России?
В Москве с размахом проводят церемонию награждения победителей всероссийского патриотического конкурса "Гимн России понятными словами"
Что ВЭФ грядущий нам готовит? Во Владивостоке стартует VIII Восточный экономический форум
В Москве заложен Храм святого праведного воина Феодора Ушакова и открыт памятник великому адмиралу
В Кишинёве при поддержке властей состоялся традиционный гей-парад. Был посол США, Санду опять не пришла
Турция приняла победу Эрдогана на президентских выборах...
О главных событиях марта в политической жизни Казахстана, Туркмении, Узбекистана, Армении, Азербайджана и Грузии глазами ино-СМИ
ЕС и G7 ввели эмбарго на импорт нефтепродуктов из России и "ценовой потолок" для допуска своих компаний к их перевозкам в третьи страны...
Обзор новостной повестки стран Центральной Азии и Закавказья за первую декаду Нового 2023 года
Зачем Маск устроил "самоубийственное" голосование о своем уходе из Twitter, заранее зная, что пользователи скажут "Да"?
После смены собственника отечественная платформа Дзен пошла по пути русофобствующего Facebook
ПАСЕ приняла резолюцию об отнесении России к "террористическим режимам"…
Обзор октябрьской новостной повестки стран Центральной Азии и Закавказья
На полях Генассамблеи ООН главы МИД стран Запада предложили созвать трибунал для наказания России "за зверства на Украине"…
Обзор сентябрьской новостной повестки стран Центральной Азии и Закавказья
Новак: "Зачем нам продавать нефть странам из G7, которые хотят ввести лимит цен на "чёрное золото" и нефтепродукты из России?"
Обзор августовской новостной повестки стран Центральной Азии и Закавказья
Как власти Украины пытаются обвинить Россию в убийстве военнопленных в Еленовке
Турция согласилась с вступлением Финляндии и Швеции в НАТО. Саммит в Мадриде начался без сюрпризов
Власти Молдавии официально запретили вещание российских новостных программ
Правительственная комиссия по русскому языку одобрила проект новых правил русской орфографии, предложенный Минпросвещения...