Четверг, февраля 21, 2019

«Стакан воды» для президента Бенеша

День 30 сентября для Чехословакии по-особенному позорный. Именно в последний день сентября 1938 года правительство Чехословакии согласилось принять условия Мюнхенского сговора и без сопротивления отдать гитлеровской Германии пограничный Судетский район.
Страна, согласившаяся отдать агрессору кусок своей территории, превратилась из субъекта международных отношений в «предмет переговоров», о котором никто и не вспомнил, когда Гитлер оккупировал её окончательно.

Да и в послевоенный период за чехами укрепилась слава народа, всегда готового сдаться.
Однако могло ли всё быть иначе? А ну, как правительство в Праге решилось бы послать подальше «мюнхенских миротворцев» и отказалось соблюдать «мирные договоренности»?
Формально президент Чехословакии Бенеш имел на это полное право. Чешские представители в «мюнхенской конференции» участия не принимали, Чемберлена и Даладье чешский парламент на совершение «дипломатических сделок» за свой счёт не уполномачивал, так что все «мирные соглашения», подписанные в Мюнхене, по сути, были клочком бумаги, которому место в архиве (в лучшем случае).
Разумеется, отказ от признания Мюнхенского сговора означал бы для Чехословакии неизбежную войну с Германией. А возможно, что ещё и с Польшей, зарившейся на Тешинский край.
Ситуация для чехов была крайне неприятной, но всё-таки не безнадёжной. Чехословацкая армия была к тому времени отмобилизована, танков в её распоряжении было едва ли не больше, чем у немцев, в Рудных горах были построены мощные оборонительные сооружения…
Разумеется, вермахт по численности превосходил чешскую армию, но в Чехии имелась развитая дорожная сеть, которая позволяла в случае войны быстро перебрасывать войска на самые «горячие» участки.  К тому же, на дворе был уже конец сентября, и через месяц в Рудных горах должен был выпасть снег, что сделало бы горные перевалы непроходимыми.
К тому же, в самой Германии генералы были не в восторге от планов Гитлера и даже планировали совершить военный переворот, если что-то пойдёт не так.
Разумеется, в ситуации «один на один» чехам вряд ли бы удалось отбиться. Но кто сказал, что Чехословакия осталась бы одинокой? Ну да, Англия и Франция решили наплевать на свои «союзные обязательства» по отношению к чехам… Однако оставался ещё Советский Союз, который весь сентябрь 1938 года концентрировал войска на западных границах.
Конечно, у СССР тогда не было общей границы с Чехословакией, но как раз накануне Мюнхена власти Румынии дали понять Москве, что «ничего не заметят»,  если советские самолеты пролетят над её территорией на помощь чехам. А чехам если чего и не хватало всерьёз, то именно авиации.
В общем, день 30 сентября мог бы оказаться для «мюнхенских миротворцев» холодным душем, если бы чехи твердо решили сопротивляться. Но…
События, развернувшиеся в Праге в этот день напоминают пьесу Эжена Скриба «Стакан воды», в которой английская королева за один день несколько раз меняет свои решения; только в роли этой придурковатой королевы оказался чешский президент Бенеш.  
Когда утром 30 сентября в Праге стало известно о деталях подписанных в Мюнхене «мирных соглашений», народ начал стихийно выходить на улицы, требуя сопротивляться. Видя такое дело, Бенеш в 9:30 утра позвонил советскому полпреду Александровскому и спросил, окажет ли СССР Чехословакии военную помощь, если её правительство на чрезвычайном заседании отвергнет условия «мирного урегулирования». Ответ Бенеш желал получить немедленно, то есть до пяти часов вечера.
Просьба, что и говорить, не стандартная. Однозначное согласие означало бы для СССР прямое участие в чешско-германской войне (а возможно, и войну с Польшей). Тем не менее, советский посол тут же написал соответствующую депешу, отдал её в шифровальный отдел, а сам отправился в Пражский Град, чтобы выяснить общую обстановку и степень чешской решимости воевать.
Уже к полудню Александровский узнал, что на чрезвычайном заседании чешский кабинет министров  решил сдаться и принять мюнхенский диктат. Соответственно, утренний вопрос Бенеша о военной помощи стал неактуален, и уже в 13:40 Александровскому пришлось спешно отправить в Москву еще одну шифротелеграмму: отбой, никакой помощи уже не надо, чехи сдались.
Между тем, из-за сложностей с работой телеграфных линий обе депеши пришли в Москву и были дешифрованы почти одновременно: «военная» в 17:00, а «мирная» в 17:45.
Это повергло наркоминдела Литвинова в изумление, и из Москвы в Прагу ушла телеграмма с вопросом:
«Сообщите срочно, в котором часу Вам было передано Бенешем сообщение, изложенное в Вашей первой телеграмме... Нас интересует, действительно ли между первым и вторым сообщениями Бенеша было принято решение правительства капитулировать...»
1 октября Александровскому пришлось объясняться: «Бенеш не ссылался на неполучение ответа от СССР. Скорее наоборот: он и левая часть правительства, видимо, исходили из предпосылки, что СССР придёт на помощь при первой возможности…»
То есть, не «отсутствие согласия СССР» на оказание военной помощи подвигло Бенеша на капитуляцию. А что же? Вот еще телеграмма полпреда Александровского из Праги:
«На заседании правительства было ясно и точно сформулировано также такое утверждение: в Мюнхене Гитлеру удалось убедить Чемберлена и Даладье, что в данной ситуации большую опасность для мира в Европе представляет не он, а СССР... Это убеждение явилось фактическим основанием для создания блока четырёх против СССР. Если Чехословакия сегодня будет сопротивляться и из-за этого начнется война, то она сразу превратится в войну СССР со всей Европой…»
Кто именно запугал Бенеша бредовой теорией «блока четырех держав» против СССР, так и осталось неясным. Но факт налицо: чешский президент всего за пару часов утратил всю свою «утреннюю» решимость сопротивляться и предпочел сдать свою страну без боя.
Разворот вполне в духе трагикомедии Скриба, в которой английская королева в очередной раз переменила свое мнение в пользу заключения Утрехтского мира из-за того, что ей не так подали стакан воды.
Смешно? Ну да… почти. Если только не знать во что обошёлся Чехословакии и всей Европе этот «стаканчик воды» для президента Бенеша…

Новости дня

В Москве сорвали показ фильма-провокации о блокадном Ленинграде

Общество «Международный мемориал» пыталось организовать в Москве показ фильма режиссёра Алексея Красовского «Праздник», оскорбляющий память жертв ленинградской блокады. Но группа протестующих активистов сорвала мероприятие.

Подробнее...
Ракеты С-400 не доплыли до Китая, их пришлось уничтожить

По заявлению главы госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова, по вине перевозчика были потеряны ракеты, предназначенные для поставленных в Китай ЗРК С-400. Сумма убытков составила 11 миллиардов рублей.
Для перевозки оружия в Китай были зафрахтованы суда, принадлежащие петербургскому морскому агентству «Балтик Транс-порт». Одно из них попало в шторм в Ла-Манше; повреждённые водой ракеты пришлось уничтожить.

Подробнее...
В послании президента Путина Федеральному собранию прозвучали новые ноты

Лишь пятая часть обращения президента Путина Федеральному собранию была посвящена внешнеполитическим проблемам; всё остальное время выступления отдано проблемам внутренним.
Главное в обращении президента - кто не хочет или не может работать, пусть уходит.

Подробнее...
Вышедший на свободу Владимир Квачков прокомментировал «дело Скрипалей»

Из мордовской колонии освобождён полковник ГРУ в отставке Владимир Квачков. Он прокомментировал скандал в британском Солсбери, в результате которого был отравлен (или якобы отравлен) его бывший коллега Сергей Скрипаль.
«Ничего реального там нет. Туфта, - сказал журналистам Квачков. - Это дело раскрутили внешние паразиты, которым нужно было укусить, обгадить Россию…»

Подробнее...

Заметки народного политолога

«Унтер-офицерский вдовец» опять себя высек

Очередным литературным «открытием» побаловал публику «телеакадемик» Владимир Познер. Обратилась к нему с вопросом Кристина Аксакова, которая учится на художника:
«У нас на занятии возник вопрос, кто сейчас является героем своего времени. То есть художники во все времена изображали личность, героя, свойственного тому или иному периоду. Например, в первой половине XX века, как мне кажется, лицом времени Советского Союза был простой рабочий. В период Второй мировой войны, я думаю, общим героем был образ «Василия Тёркина»…
Познер ответил, щедро поделившись с девушкой своей «эрудицией»:

Подробнее...
Яндекс.Метрика