Вторник, июля 14, 2020

Как Дэн Сяопин не позволил китайским последователям Горбачева и западным дипломатам устроить "цветную революцию" в центре Пекина

Конец мая 2020 года ознаменовался резкой активизацией антикитайской риторики президента Трампа, который сделал очередные шаги, приближающие США к полномасштабной холодной войне с КНР. К ставшим привычными обвинениям в сокрытии Пекином "правды о коронавирусе" и сговоре Си Цзиньпина с ВОЗ добавились угрозы "разрыва всех отношений с Китаем", санкции за "уничтожение автономии Гонконга" и ограничения на въезд в США для китайских ученых, якобы ведущих в Штатах шпионскую деятельность. Перенесенный на осень саммит G7, на который Трамп намерен пригласить лидеров России, Австралии, Южной Кореи и Индии, расценивается экспертным сообществом, как попытка США создать широкий антикитайский альянс. Сегодня многие эксперты и СМИ задаются вопросом, выдержит ли Пекин столь массированное давление Вашингтона? Скорее всего, Китай справится – ведь в конце 1980-х он уже прошел через более суровое испытание, когда Запад пытался экстраполировать на КНР успешно опробованный в СССР и странах Восточной Европы сценарий отстранения компартии от власти, поддержав протестные выступления китайской молодежи на пекинской площади Тяньаньмэнь. Сегодня, в 31-ю годовщину развязки тех драматических событий, мы расскажем о том, как Китай не поддался давлению Запада и сумел избежать печальной участи, постигшей СССР в 1991 году. 

В конце 1980-х коммунистические режимы в Восточной Европе становились достоянием истории – одни, как в Румынии, быстро и кроваво, другие, как в Польше и Болгарии, относительно плавно и мирно. СССР еще сохранял видимость единства, но в союзных республиках при попустительстве Москвы и поддержке Запада уже набирали силу дезинтеграционные процессы, приобретавшие необратимый характер. Тенденция была очевидна: сложившийся после 1945 года миропорядок переставал быть биполярным, так как один из его полюсов – социалистический лагерь – исчезал подобно айсбергу, заплывшему в тропики.

Используя благоприятную геополитическую ситуацию, США и их союзники стремились снести все режимы, представлявшие им альтернативу. Но тот сценарий, что западные стратеги успешно реализовывали в отношении СССР и контролируемого Москвой Восточного блока, дал сбой в Китае, где у власти также находились коммунисты. С советскими "коллегами" они, правда, враждовали, но и друзьями для Запада не являлись. Кроме того, КНР, набиравшая силу по мере продвижения инициированных Дэн Сяопином в конце 1970-х комплексных реформ, представлялась американским стратегом потенциально опасным противником, которого следовало побыстрее нейтрализовать. Тем более, что условия для этого казались подходящими – в китайском руководстве уже не первый год шла борьба за право определять вектор дальнейшего развития Поднебесной.

И поначалу у зарубежных кураторов проекта поворота КНР на путь "демократических преобразований", по которому уже вовсю катился к своей гибели Советский Союз, всё складывалось успешно, да и момент для начала "народной революции", вроде бы, был выбран удачно…

15 апреля 1989 года в Пекине от инфаркта в возрасте 73 лет умер бывший генсек ЦК КПК Ху Яобан. Он был популярен у студентов и интеллигенции, так как являлся сторонником либерализации политической системы, за что получил прозвище "китайский Горбачёв".

В 1986 году Ху Яобан публично поддержал демонстрантов, "требовавших перемен", и предложил запустить в Китае подобие советской "перестройки". Однако товарищи по партии во главе с председателем Центрального военного совета КНР Дэн Сяопином настаивали, что сначала следует завершить реформы в экономике и накормить народ, т.е. разобраться с базисом, а лишь затем экспериментировать с надстройкой. В результате возникшего конфликта в верхах "китайский Горбачёв" был снят с поста и помещен под домашний арест, но разделявшие его взгляды партаппаратчики свои посты сохранили, а преемником Ху Яобана на посту генсека стал его выдвиженец и соратник Чжао Цзыян.

Смерть Ху Яобана показалась его сторонникам, наладившим к тому времени устойчивые неформальные контакты с западными посольствами, удобным поводом для того, чтобы попытаться воплотить на практике то, что не удалось экс-генсеку. В день его похорон на центральной площади Пекина Тяньаньмэнь собрались десятки тысяч человек. Начавшись как траурное мероприятие, оно закончилось демонстрацией с требованием немедленного начала политических реформ.

С каждым днём выступления становились всё многолюднее. Стремясь показать их масштаб, западные издания утверждали, что к середине мая на Тяньаньмэнь ежедневно собиралось до миллиона граждан, не довольных коммунистическим режимом. Это было явным преувеличением: столько народу на площади не могло поместиться, но телекартинка выглядела убедительно – демонстрантов было действительно много.

Наиболее радикальные объявили голодовку и установили на Тяньаньмэнь сотни палаток, заявив, что не уйдут, пока власти не выполнят их требования. Вскоре на площади появилась десятиметровая статуя "Богини демократии", изготовленная из пенопласта и папье-маше. Работники аппарата ЦК КПК и пекинского горкома, близкие к Чжао Цзыяну, и сотрудники западных посольств через подставные структуры снабжали протестующих деньгами, продовольствием, снаряжением, теплой одеждой. Было у них и огнестрельное оружие, правда, немного. Протестные активисты вели пропагандистскую работу среди стоявших в оцеплении полицейских и военнослужащих столичного гарнизона, где уже также началось брожение.

Рис. Статуя "Богини демократии" на площади Тяньаньмэнь (Пекин, май 1989 года) 

Обстановка в центре Пекина с каждым днем накалялась – 15 мая ожидался визит в Китай настоящего Горбачева, являвшегося кумиром для многих собравшихся на площади. К его приезду студенты изготовили плакаты на русском языке "Демократия – наша общая мечта!"

Ситуацию усугубляло то, что в руководстве КНР не было единого мнения по поводу того, что делать с голодающими и их требованиями. Генсек Чжао Цзыян выступал за переговоры и начало демократических преобразований. К этому же призывали лидеры западных держав, грозившие КНР санкциями в случае применения силы против "народа". В западной прессе развернулась массированная информационная кампания в поддержку протестующих.     

Но Дэн Сяопин не дрогнул. Он понимал, что, пойдя на поводу у толпы, страна, ещё не завершившая разработанную им программу экономических преобразований, погрузится в хаос. У Китая уже был печальный опыт Синьхайской революции 1911 года, давшей старт череде гражданских войн, которые длились с небольшими перерывами почти 40 лет и унесли миллионы жизней.

С подачи западных СМИ протесты в Пекине трактовались как "порыв китайской молодежи к свободе и ликвидации партийной диктатуры". Но всё было не так однозначно: наряду со студентами, учителями, врачами, на Тяньаньмэнь пришло много рабочих. И если первые хотели движения к рынку и демократии, то вторые, наоборот, требовали свернуть реформы, из-за которых они теряли работу и социальные льготы.

Об отсутствии единства среди "восставших" красноречиво говорит следующий эпизод. Когда несколько студентов облили краской портрет Мао Цзэдуна на мавзолее, другие участники митинга избили их и сдали полиции. И если бы протесты продолжались ещё некоторое время, вражда между представителями различных социальных слоев, пришедших на Тяньаньмэнь, перешла бы в открытую фазу. И непонятно, чьи требования в этих условиях должна была выполнять власть…

Развязка наступила вскоре после отъезда Горбачева. Кумир демократической китайской молодежи разочаровал своих поклонников: он отказался встречаться с ними, заявив, что происходящее на Тяньаньмэнь – внутреннее дело КНР.

Проводив советского лидера, принявшего все китайские условия ради нормализации отношений с Пекином и тем самым в очередной раз предавшего свою страну, Дэн Сяопин действовал быстро и решительно. Двурушника Чжао Цзыяна, как в свое время и его старшего товарища Ху Яобана, сняли с поста генсека, в аппарате ЦК прошли аресты, в Пекине ввели военное положение. Части столичного гарнизона, в чьей лояльности возникли сомнения, были заменены на надёжные полки НОАК с периферии.

В ночь с 3 на 4 июня под прикрытием бронетехники войска двинулись на Тяньаньмэнь. Демонстранты отчаянно сопротивлялись, им удалось поджечь около 20 танков и БТР, многие солдаты были ранены, но сила была на стороне "больших батальонов". К утру площадь очистили от протестующих. "Богиню демократии", так и не ставшую символом "новой китайской революции", раздавили гусеницами танков. По разным данным, в ходе событий на Тяньаньмэнь погибли от 300 до 2000 человек. Многие активисты были арестованы, некоторых позже расстреляли.

По китайским меркам, жертвы были невелики. Зато страна избежала потрясений, выпавших на долю СССР и других соцстран. Показательно, что многие китайские интеллектуалы, по "горячим следам" клеймившие Дэн Сяопина как убийцу, позже изменили мнение. Сегодня даже участники тех событий признают, что власти действовали правильно и обошлись малой кровью. Тем более, что пример современной Украины, где до сих пор идет война, у всех перед глазами.

История всё расставила по своим местам, дав исчерпывающий ответ на вопрос, кто в 1989-м сделал верный выбор – Горбачев, поверивший Западу, или Дэн Сяопин, отвергший предложения представителей западных демократий о посредничестве в диалоге с протестующими.

У двух лидеров обнаружилось и еще одно важное отличие. Если Горбачев до последнего цеплялся за власть и до сих пор отказывается признавать свою вину за развал Союза, то товарищ Дэн вскоре после событий на Тяньаньмэнь ушел со всех государственных постов, при этом сохранив огромный авторитет в китайском обществе.

За прошедшие десятилетия Китай за счёт успешной реализации программы преобразований, разработанной Дэн Сяопином, вырвался на ведущие позиции в мире, став второй экономикой планеты. Не допустив хаоса и дестабилизации, КПК постепенно либерализовала общественные отношения и открыла страну для внешнего мира, сохранив за собой роль ведущей политической силы.

Остается лишь сожалеть, что в конце 1980-х в СССР не нашлось своего Дэн Сяопина, который сумел бы предложить внятную альтернативу горбачевскому популизму и, сместив обанкротившегося генсека, добиться ее претворения в жизнь. В итоге мы увидели сначала "августовский путч" и Ельцина, грозящего кулаком с танка у Белого дома, а затем унылого Горбачева, бормочущего с телеэкрана, что Союза больше нет… 

См. также:

АТР: Япония, Китай, Корея, АСЕАН. Часть 3. КНР: от "четырех модернизаций" до "Одного пояса – одного пути"

 

Новости дня

Посол Азербайджана в России допустил возможность перехода приграничного конфликта с Арменией в полномасштабную войну в Закавказье

В отношениях России и Польши все будет как прежде: Анджей Дуда переизбран на второй президентский срок

Успехи "Зенита" увековечат на схеме метрополитена Санкт-Петербурга

Граждане Польши не смогли избрать президента с первого захода. Предстоит второй тур

Российская полиция объявила молдавского политика Ренато Усатого в федеральный розыск

Выборы в ООН: как коронавирус и амбиции представителей Африки превратили рутинную процедуру в интригующее шоу

Украина предлагает Японии создать военный союз против России, чтобы отвоевать Курильские острова, а затем вместе с США выступить против Китая

На Параде Победы 24 июня будут присутствовать минимум 12 зарубежных лидеров. Лукашенко ждут, Зеленского не звали

Порошенко наконец-то стал подозреваемым по одному из 22 заведенных на Украине уголовных дел, в которых он фигурирует

Премьер Армении Пашинян сменил глав СНБ, полиции и генштаба, не сумевших обеспечить режим самоизоляции в разгар COVID-19

Британские СМИ сообщили об отъезде Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Новую Зеландию. Операция прикрытия или реклама сериала?

Абсолютное большинство жителей Молдавии выступает против интеграции в НАТО и поддерживает Игоря Додона

Под напором Запада власти Молдовы, выбирая между кредитами от ЕС и России, предпочитают дорогой европейский займ выгодному российскому

Американский космический корабль Crew Dragon успешно пристыковался к МКС. SpaceX и Falcon 9 в этот раз не подвели Илона Маска

Сергей Иванов меняет профессию? Эстония едва не применила антироссийские санкции к слесарю - его полному тёзке

Путин назвал даты проведения Парада Победы и марша "Бессмертного полка". Есть ли в них связь с голосованием по поправкам в Конституцию?

Венгрия запретила своим гражданам менять пол: Виктор Орбан на страже традиционных ценностей в разрез политики толерантности ЕС

Российский суд признал Amnesty International виновной в незаконном увольнении Александра Сотова за отказ публикации экстремистских материалов

Молдова объявила экс-лидера Демпартии Плахотнюка в международный розыск

Лукашенко вновь обрушился с обвинениями на Россию. На сей раз за саботаж сотрудничества в военной сфере