Понедельник, июня 17, 2019

«Декриминализация» экономических преступлений – не для простых воров

Конституция Российской Федерации, как известно, декларирует равенство всех без исключения перед законом. Это, впрочем, не мешает принимать нормативные акты, прямо противоречащие этому положению.
Незадолго до Нового года Госдума во втором чтении приняла президентский законопроект, предполагающий освобождение от уголовного наказания предпринимателей, которые совершили преступления впервые и возместили нанесённый ущерб.

Такое, мягко говоря, сомнительное предложение прозвучало ещё в 2015 году в послании президента Федеральному собранию. Было предложено сократить в отношении предпринимателей такие меры пресечения как арест или заключение под стражу. Глава государства обратил внимание на то, что только 15 процентов «экономических» дел заканчиваются обвинительными приговорами, - при том, что 83 процента их фигурантов лишаются своего бизнеса полностью или частично.
Из этого соотношения вытекает неприятное  заключение: органы по борьбе с экономическими преступлениями и суды превратились в инструменты рейдерства. Однако вместо того, чтобы разобраться с коррупционерами, принимается парадоксальное решение – ограничить возможности преследования экономических преступников.
Полпред президента в Госдуме Гарри Минх объяснил правильность такого подхода тем, что людей, которым не заплатили зарплату или которых обворовали мошенники, волнует не столько наказание преступника, сколько возврат их денег. И если преступник возвращает то, что украл, то государство к нему не имеет претензий.
По мнению Минха, подобный подход обеспечит торжество справедливости, при том, что преступник не будет разлучаться с семьей, его здоровье не будет подорвано, а бизнес не понесет ущерба.
Однако это ставит под сомнение не только равенство граждан перед законом (поскольку это исключение распространяется только на предпринимателей), но и неотвратимость наказаний.
Почти все социологические опросы показывают, что от совершения преступлений в наибольшей мере удерживает боязнь наказания. Если же потенциальные воры и мошенники будут твёрдо знать, что при самом неблагоприятном для них раскладе они рискуют только тем, что от украденного придётся отказаться, их число вполне предсказуемо резко возрастет.
Простые воры и разбойники грызут локти от зависти! Теперь они будут чувствовать себя ворами «второго сорта».  
Вероятно, понимая это, президент в своём послании от 2005 года подчёркивал: переступивший закон должен знать, что наказание неотвратимо. Что заставило его пересмотреть эту справедливую и выверенную опытом нескольких столетий позицию, можно только догадываться...
На вопрос, почему этот законопроект не был принят в 2015 году, а только сейчас ответить гораздо проще: ведь тогда впереди были президентские выборы. Нынче же, после пенсионной реформы и целого пакета других непопулярных решений, уничтожающих остатки «социального государства», этот нормативный акт не только никого не шокирует и не удивляет, а вообще может остаться незамеченным. Стоит напомнить также, что идея Дмитрия Медведева освободить бизнес от докучливых проверок на три года обернулось страшной трагедией в «Зимней вишне». Чем обернётся «декриминализация» экономических преступлений предположить не сложно.

Заметки народного политолога

Кого надо – того и выберем…

Совсем скоро, в начале сентября грянет в России единый день голосования  
Чтобы не отставать от "тренда", мы в своём селе тоже будем кого-нибудь выбирать. Пока решили, что старосту.
Правда, у нас его в последние годы вообще не было; жили мы просто, "по демократии", то есть, по народовластию. Теперь совсем иное дело, и ситуация изначально непростая.
Чтоб не попасть пальцем в небо, решили собрать и проанализировать чужой опыт. И быстро выяснилось, что главное в выборном деле – фирменный приём, что отлично прижился уже в восемнадцати регионах нашей бескрайней Родины.

Подробнее...
Яндекс.Метрика